Бийская семья, которой чиновники пожелали «не сгореть», отравилась угарным газом

193 просмотров
10 комментариев

Бийчанка Ирина Ларионенко и двое ее детей, проживающие в Бийске в аварийном доме № 27 по переулку Партизанскому, оказались в больнице после отравления угарным газом, сообщает «Бийский рабочий». Раньше это же издание сообщало о том, что жители этого дома, ходившие в мэрию узнать, когда их смогут переселить, услышали пожелание «не сгореть за зиму».

https://altapress.ru/zhizn/story/biyskaya-semya-kotoroy-chinovniki-pozhelali-ne-sgoret-otravilas-ugarnim-gazom-236478

Бийских чиновников проверят из-за отравления семьи угарным газом.

Следственные органы Следственного комитета РФ по Алтайскому краю проверят сообщение о бийской семье, которая отравилась угарным газом из-за неисправности печного отопления в аварийном доме. Среди пострадавших двое детей 6 и 3 лет. Сейчас семья находится в больнице, здоровью взрослых и детей ничего не угрожает.

http://biwork.ru/news/bijskih-cinovnikov-proverat-iz-za-otravlenia-semi-ugarnym-gazom

Ранее.

&list=PLZWU4t5pHyyTb1f9JPbRotQkq3VP9bx0o&index=3

Подобное.

"Коммунальный рейд"- бездействие бийчан может привести к несчастному случаю (Бийское телевидение)

Мой взгляд на всё это был описан ранее-https://zelenyigor.livejournal.com/20413.html



Автор публикации,  Андрей
Вам понравилась моя публикация?
+5 / 0
Kомментарии
10 комментариев читать
Обсуждение. Комментариев: 10
Комментировать
Сортировка:

Интересная публикация.

Ответить
Цитировать
+1 / 0

В России ничего не делают, пока что-то не случится. Нет ни проверок, вообще ничего.

Ответить
Цитировать
+1 / 0

В том то и дело, согласен.

Ответить
Цитировать
+2 / 0

АндрейПишет 05.02.2019 в 11:21
В том то и дело, согласен.

У нас везде так, пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Ответить
Цитировать
0

У меня в районе дома 100 летние сломать не могут и одни трубы торчат. Там само падает и живут же.

Семья Ирины Ларионенко, проживающая в аварийном жилом доме № 27 в переулке Партизанском, отказалась от предоставленной квартиры из подменного фонда города.

Причиной отказа стали плохой запах, тараканы, сломанные окна в предложенной квартире.

- Администрация, предложила только один дом. Я у них спросила, если другие дома в подменном фонде? Поскольку дети после больницы слабые, а там очень сильно пахнет. Сотрудник администрации сказала, что больше вариантов нет. Пишите заявление, что вы отказываетесь. Я ничего не стала подписывать, отдала ключи и ушла, - рассказала Ирина Ларионенко.

Ответить
Цитировать
+1 / 0

Ответить
Цитировать
+1 / 0

Мой знакомый в 2010 году погиб в квартире вместе с женой от угарного газа. Квартира-первый этаж панельной "брежневки", газовая колонка. Кто с этим не сталкивался-думает, что ерунда. А на самом деле всё очень серьёзно и опасно.

Ответить
Цитировать
0

Согласен, опасно.

Ответить
Цитировать
+2 / 0

МИХАИЛ ЗОЩЕНКО

Кошка и люди

Печка у меня очень плохая. Вся моя семья завсегда угорает через нее. А чертов жакт починку производить отказывается. Экономит. Для очередной растраты.

Давеча осматривали эту мою печку. Вьюшки глядели. Ныряли туда вовнутрь головой.

—Нету, — говорят. — Жить можно.

— Товарищи, — говорю, — довольно стыдно такие слова произносить: жить можно. Мы завсегда угораем через вашу печку. Давеча кошка даже угорела. Ее тошнило давеча у ведра. А вы говорите — жить можно.

Председатель жакта говорит:

— Тогда, говорит, устроим сейчас опыт и посмотрим, угорает ли ваша печка. Ежли мы сейчас после топки угорим — ваше счастье — переложим. Ежли не угорим — извиняемся за отопление.

Затопили мы печку. Расположились вокруг ее.

Сидим. Нюхаем.

Так, у вьюшки, сел председатель, так — секретарь Грибоедов, а так, на моей кровати, — казначей.

Вскоре стал, конечно, угар по комнате проноситься.

Председатель понюхал и говорит:

— Нету. Не ощущается. Идет теплый дух, и только.

Казначей, жаба, говорит:

— Вполне отличная атмосфера. И нюхать ее можно. Голова через это не ослабевает. У меня, говорит, в квартире атмосфера хуже воняет, и я, говорит, не скулю понапрасну. А тут совершено дух ровный.

Я говорю:

— Да как же, помилуйте, — ровный. Эвон как газ струится.

Председатель говорит:

— Позовите кошку. Ежели кошка будет смирно сидеть, значит, ни хрена нету. Животное завсегда в этом бескорыстно. Это не человек. На нее можно положиться.

Приходит кошка. Садится на кровать. Сидит тихо. И, ясное дело, тихо она несколько привыкшая.

— Нету, — говорит председатель, — извиняемся.

Вдруг казначей покачнулся на кровати и говорит:

— Мне надо, знаете, спешно идти по делу.

И сам подходит до окна и в щелку дышит.

И сам стоит зеленый и прямо на ногах качается.

Председатель говорит:

— Сейчас все пойдем.

Я оттянул его от окна.

— Так, — говорю, — нельзя экспертизу строить.

Он говорит:

— Пожалуйста. Могу отойти. Мне ваш воздух вполне полезный. Натуральный воздух, годный для здоровья. Ремонта я вам не могу делать. Печка нормальная.

А через полчаса, когда этого самого председателя ложили на носилки и затем задвигали носилки в каретку скорой помощи, я опять с ним разговорился.

Я говорю:

— Ну, как?

— Да нет, — говорит, — не будет ремонта. Жить можно.

Так и не починили.

Ну что ж делать? Привыкаю. Человек не блоха — ко всему может привыкнуть.

1928

Ответить
Цитировать
+3 / 0

Веками укоренилась у народа привычка терпеть, а у чиновников врать и воровать. Гораздо раньше 1928 года.

Смотря в окно вижу не до снесённый район с ранее довольно добротными домами, но в привлекательном районе и читаю новости, что доведённые до аварийного состояния дома угрожают жителям, но на периферии.

Бизнес, ни чего личного...

Ответить
Цитировать
+2 / 0