Обжалование постановления ГИБДД ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ

2 794 просмотров
0 комментариев

Дело №21-9/2014

Судья Мокрецов В.А.

РЕШЕНИЕ

Судья Верховного Суда Республики Коми Машкина И.М., при секретаре Забоевой Н.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании 15 января 2014 года жалобу Кириллова Сергея Евгеньевича на решение Корткеросского районного суда Республики Коми от 13 декабря 2013 года, которым постановление инспектора ОВДПС ОГИБДД МО МВД России «Сыктывдинский» от 21 июня 2013 года о привлечении Кириллова Сергея Евгеньевича к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ и назначении ему наказания в виде административного штрафа в размере 100 рублей - оставлено без изменения, жалоба Кириллова С.Е. - без удовлетворения.

УСТАНОВИЛ:

Постановлением инспектора ОВДПС ГИБДД МО МВД России «Сыктывдинский» Стахиева С.А. от 21 июня 2013 года Кириллов С.Е. подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 100 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ.

Кириллов С.Е., не согласившись с данным постановлением, обратился в суд с жалобой, указывая на отсутствие состава административного правонарушения.

Судом вынесено приведенное выше решение.

Изучив материалы дела, проверив доводы жалобы на судебное решение, прихожу к следующему.

Согласно протоколу об административном правонарушении 8 мая 2013 года в 07 часов 30 мин, Кириллов С.Е., управляя автомашиной марки ВАЗ 2107, государственный регистрационный знак Н 032 ТА 11 регион, при осуществлении маневра поворота (разворота) налево, не уступил дорогу автомашине ВАЗ 21154 О 669 MB 11 регион.

Признавая законность и обоснованность постановления ГИБДД о привлечении Кириллова С.Е. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, суд пришел к выводу о том, что Малев В.В. начал обгон автомобиля Кириллова С.Е. до того как последний включил левый указатель поворота и приступил к маневру разворота. В свою очередь, Кириллов С.Е. при развороте (повороте) налево частично выполнил требование п.8.1 Правил дорожного движения, притормозив перед перекрестком, принял крайнее левое положение проезжей части, включил указатель поворота. Однако, с учетом времени суток, видимости на дороге, расстояния, на котором имелась данная видимость по ходу движения до перекрестка, не убедился в безопасности маневра и отсутствии помех как в попутном направлении, так и на проезжей части встречного движения, в результате чего произошло столкновение с транспортным средством, которое совершало обгон автомобиля под его управлением и пользовалось преимущественным правом движения.

Вместе с тем, факт совершения Кирилловым С.Е. административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, не подтверждается имеющимися в деле доказательствами.

Согласно ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ невыполнение требований Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, - влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14, заключается в невыполнении требования Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 12.13 и статьей 12.17 КоАП РФ.

В соответствии с п. 1.2 Правил дорожного движения в них используются такие основные понятия и термины: как "обгон" - опережение одного или нескольких транспортных средств, связанное с выездом на полосу (сторону проезжей части), предназначенную для встречного движения, и последующим возвращением на ранее занимаемую полосу (сторону проезжей части);

"Преимущество (приоритет)" - право на первоочередное движение в намеченном направлении по отношению к другим участникам движения.

"Уступить дорогу (не создавать помех)" - требование, означающее, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

В соответствии с п. 13.12 Правил дорожного движения при повороте налево или развороте водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, движущимся по равнозначной дороге со встречного направления прямо или направо.

Варианты преимущественного права движения транспортного средства при маневрировании предусмотрены также п. п. 3.2, 8.3, 8.4, 8.8, 8.9, 11.7, 24.4 ПДД.

Как следует из материалов дела Кириллову С.Е. нарушение перечисленных выше требований Правил дорожного движения не вменяется.

Основанием для привлечения Кириллова С.Е. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ послужило нарушение пункта 8.1 ПДД, согласно которому предусмотрено, что перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны - рукой, при этом маневр должен быть безопасен и не создавать помех другим участникам движения.

Анализ данного пункта Правил дорожного движения свидетельствует о том, что в нем не содержится каких-либо требований, обязывающих водителя уступить дорогу другому транспортному средству.

Из п. 11.1 Правил дорожного движения следует, что прежде чем начать обгон водитель обязан убедиться в том, что полоса движения, на которую он собирается выехать, свободна на достаточном для обгона расстоянии и в процессе обгона он не создаст опасности для движения и помех другим участникам дорожного движения.

В силу требований п. 11.2 Правил дорожного движения водителю запрещается выполнять обгон в случаях, если транспортное средство, движущееся впереди по той же полосе, подало сигнал поворота налево.

Таким образом, Правила дорожного движения не содержат нормы, предоставляющей безусловное преимущество автомобилю, имеющему намерение совершить маневр обгона.

Из смысла указанных норм правил дорожного движения следует, что правом преимущественного проезда пользуется тот водитель, который своими действиями, в том числе по применению световых сигналов, первым уведомил других участников движения о намерении совершить маневр и начал совершение такого маневра, а водитель транспортного средства обязанного уступить дорогу располагает возможностью своевременно принять меры к предоставлению приоритета.

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья, осуществляющий производство по делу об административном правонарушении, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

При этом из смысла ст. 29.10 КоАП РФ следует, что результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Приходя к выводу о том, что Малев В.В. начал обгон автомобиля Кириллова С.Е. до того как последний включил левый указатель поворота и приступил к маневру разворота, судья в нарушение требований ст. 26.11, 29.10 КоАП РФ, не привел мотивов, по которым одни доказательства им приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства, имеющиеся в материалах дела об административном правонарушении, отвергнуты, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Вместе с тем, такая произвольная оценка одних доказательств без учета других является недопустимой и свидетельствует о существенном нарушении судом выше перечисленных процессуальных требований КоАП РФ.

Из объяснений Кириллова С.Е. следует, что перед маневром разворота он заблаговременно включил указатель левого поворота и занял крайнее левое положение на проезжей части по ходу движения и снизил скорость. Убедившись, что никому из участников движения не мешает, начал совершать разворот. В ходе совершения маневра, произошло столкновение с автомобилем ВАЗ 21150, под управлением Малева В.В.

Согласно объяснениям второго участника ДТП Малеева В.В., он ехал в сторону автозаправочной станции со стороны с. Корткерос. Перед ним двигался автомобиль ВАЗ 2107, который он решил обогнать, включив указатель левого поворота и приступив к обгону. В этот момент данный автомобиль резко повернул налево. Когда приступал к обгону, то указатель левого поворота у ВАЗ 2107 включен не был.

Свидетель Козырева Э.М. показала, что в момент ДТП находилась на переднем сиденье автомашины Малева В.В. Во время обгона автомашины, двигавшейся впереди, она резко повернула налево, и произошло столкновение.

Как видно из объяснения свидетеля Гавричевой И.А., она осуществляла поездку в качестве пассажира в автомашине под управлением Кириллова С.Е. Водитель, находясь около перекрестка на станцию скорой помощи, включил указатель левого поворота, после чего приступил к развороту, но в этот момент произошло столкновение.

Таким образом, оба водителя - участника ДТП утверждали о том, что каждый из них начал свой маневр первым. Противоречия в их объяснениях не устранили и допрошенные в суде свидетели, а также схема ДТП. Так, свидетель Козырева Э.М. не смогла пояснить ничего о том, включал ли водитель данной автомашины левый указатель поворота до того, как Малев В.В. начал совершать маневр «обгона». Свидетель Гавричева И.А. не могла быть очевидцем действий водителя Малева В.В., так как находилась на переднем сиденье впереди движущегося автомобиля. Иных очевидцев ДТП не было.

В силу принципа презумпции невиновности, предусмотренный ст. 1.5 КоАП РФ, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Следовательно, совокупности доказательств, подтверждающих, что автомобиль марки «ВАЗ 21154» под управлением водителя Малева В.В., начал совершать маневр обгона первым, соответственно пользовался преимущественным правом движения перед автомашиной марки «ВАЗ 2107» под управлением Кириллова С.Е., и у него имелась возможность своевременно принять меры к предоставлению приоритета, не имеется.

Поскольку Кириллову С.Е. не вменяется нарушение тех требований Правил дорожного движения, которые обязывают уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, и в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства того, что транспортное средство Малева В.В. в сложившейся дорожной ситуации пользовалось преимущественным правом движения, оснований для квалификации его действий по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, не имелось.

В связи с этим постановление инспектора ОВДПС ОГИБДД МО МВД России «Сыктывдинский» от 21 июня 2013 года и решение Корткеросского районного суда от 13 декабря 2013 года нельзя признать законными и обоснованными, они подлежат отмене, производство по делу прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ - за отсутствием в действиях Кириллова С.Е. состава административного правонарушения.

Руководствуясь ст.30.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

ОПРЕДЕЛИЛ:

Постановление инспектора ОВДПС ОГИБДД МО МВД России «Сыктывдинский» от 21 июня 2013 года о привлечении Кириллова Сергея Евгеньевича к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ и решение Корткеросского районного уда от 13 декабря 2013 года - отменить, производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.14 Кодекса РФ об административных правонарушениях в отношении Кириллова Серея Евгеньевича - прекратить за отсутствием состава административного правонарушения.

Интересна ли Вам моя публикация?
Оценили 0 человек
0,00

Читайте также: